Главная » В мире » Турецкая оппозиция начинает объединяться против Эрдогана

Турецкая оппозиция начинает объединяться против Эрдогана

В преддверии выборов шесть партий работают над планом по ликвидации могущественного института президентства и возвращению к парламентской системе. Коалиция оппозиционных партий готовится бросить вызов долгому правлению президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана.

Турецкие оппозиционные партии создают все более единый и организованный фронт, нацеленный на смену президента Реджепа Тайипа Эрдогана и даже на проведение досрочных выборов в следующем году, чтобы бросить вызов его 19-летнему правлению.

Договорившись о широком союзе между собой, лидеры шести оппозиционных партий, похоже, согласились превратить следующие выборы в своего рода референдум по президентской системе, которую Эрдоган ввел четыре года назад и считает одним из своих самых величественных творений.

Его противники говорят, что президентская система позволила Эрдогану сосредоточить в своих руках почти авторитарную власть, поощряя коррупцию и позволяя ему править указами. Президентская система позволила ему контролировать суды и финансовую политики, посадить в тюрьму десятки тысяч политических оппонентов.

Сделав возврат к парламентской системе центральным пунктом своей повестки дня, оппозиция надеется перенести дискуссию в обществе на обсуждение фундаментального вопроса об ухудшении состояния турецкой демократии.

Формирование широкого оппозиционного альянса – это стратегия, применяемая во все большем числе стран, где лидеры с авторитарными наклонностями – например, премьер-министр Венгрии Виктор Орбан – укрепляют свою власть, используя раскол среди своих оппонентов. Совсем недавно этот подход сработал на выборах в Чехии, где широкая коалиция правоцентристских партий объединилась, чтобы победить премьер-министра Андрея Бабиша.

Теперь, возможно, настала очередь Турции.

«Сегодня Турция сталкивается с системной проблемой. Ни один человек в одиночку не сможет ее решить», – сказал Ахмет Давутоглу, бывший премьер-министр Эрдогана, ныне – один из членов оппозиционного альянса. Но есть более важный вопрос: «Как справиться с этим системным землетрясением и как восстановить демократические принципы, основанные на правах человека?»

Эрдоган уже давно запланировал год празднований на 2023-й – 100-летнюю годовщину основания Турецкой Республики в 1923 году. Республика восстала из пепла Османской империи после Первой мировой войны.

Политологи предполагают, что он не только намерен получить еще один президентский срок на выборах, которые должны состояться до июня 2023 года, но и закрепить свое наследие в качестве самого долгого лидера современной Турции. Он правит дольше, чем основатель республики Мустафа Кемаль Ататюрк.

Однако Эрдоган, который всегда гордился своими победами на выборах, неуклонно падает в опросах общественного мнения, побитый экономическим кризисом, постоянными обвинениями в коррупции и неправомерных действиях, а также молодым населением, жаждущим перемен.

Впервые за несколько лет в ходе недавнего социологического опроса больше респондентов заявили, что Эрдоган скорее проиграет, чем победит. Об этом сообщил в своем Твиттере Озер Сенкар, глава Metropoll, одной из самых надежных организаций, проводящих опросы общественного мнения.

«Похоже, что оппозиционные силы получили определенный импульс, – сказала Асли Айдинтасбас, старший научный сотрудник Европейского совета по международным отношениям. – Так или иначе, они убедили большую часть общества в том, что Эрдоган не является пожизненным президентом и может уйти в 2023 году. То, что турки сейчас обсуждают возможность существования Турции после Эрдогана, весьма примечательно».

Никто пока не считает, что Эрдогана уже нет. «Он остается популярным политиком и стоит во главе эффективного государственного аппарата», – добавила Айдынтасбас. Улучшений в экономике и маневра по расколу оппозиции может быть достаточно, чтобы он удержался.

Эрдоган отверг данные опросов как ложь и продолжил делать то, что он умеет лучше всего: шквал встреч на высшем уровне и сабельные удары, благодаря которым он остается в центре новостей на родине. В один из недавних выходных он толкал тележку по супермаркету, продававшему товары по низким ценам. Он пообещал, что таких магазинов станет больше, и это приведет к снижению цен.

На этой неделе он отправился в турне по четырем странам Западной Африки после того, как в выходные принял у себя уходящего канцлера Германии Ангелу Меркель – это был ее прощальный визит в Турцию. Он представляет Турцию как незаменимого посредника в отношениях с Афганистаном, и на прошлой неделе его министр иностранных дел принял делегацию талибов из Кабула. Для пущей убедительности Эрдоган пригрозил еще одной военной операцией против курдских бойцов в Сирии.

Но у себя дома его противники начинают организовываться.

Среди тех, кто собирается вступить в бой, – Ахмет Давутоглу и бывший министр финансов Али Бабаджан, оба – бывшие члены консервативной Партии справедливости и развития Эрдогана, или ПСР. Они создали новые партии.

Давутоглу, находившийся в тени пять лет после разрыва с Эрдоганом и ухода в отставку с поста премьер-министра и лидера партии, надеется подорвать базу поддержки президента, привлечь на свою стороны верных союзников Эрдогана и помочь сместить своего бывшего друга с поста президента.

Наряду с ними, самыми сильными игроками в шестипартийном альянсе являются левоцентристская Республиканская народная партия (РНП) и националистическая Хорошая партия (ХП), возглавляемая ведущей женщиной-политиком Турции Мераль Акшенер.

Крупнейшая прокурдская партия, Демократическая партия народов, или ДПН, чей харизматичный бывший лидер, Селахаттин Демирташ, находится в тюрьме, не входит в альянс, как и более мелкие левые партии.

Но все эти партии имеют общую цель: предложить избирателям альтернативу Эрдогану в 2023 году.

Несмотря на серьезные политические и идеологические разногласия, оппозиция надеется повторить свой успех на местных выборах в 2019 году, когда она отвоевала у правящей партии ПСР крупнейшие города, включая Стамбул.

«Это – хорошее начало для оппозиции, – сказал Демирташ из тюрьмы в интервью турецкому журналисту. – Важно развитие совещательного, плюралистического, смелого и солидарного понимания политики, которое будет способствовать развитию культуры демократии».

Последние шесть месяцев Эрдоган безуспешно пытался вбить клин в их непрочный союз, как заметил Озгюр Унлухисарчикли, директор отделения Германского фонда Маршалла США в Анкаре.

Лидеры оппозиции справились с этим и приблизились к тому, чтобы выбрать кандидата, который сможет победить Эрдогана и которого они все смогут поддержать. Кемаль Киличдароглу, лидер крупнейшей оппозиционной партии, Республиканской народной партии, на данный момент считается лидером.

«Они сомкнули ряды, решили свои проблемы и подняли ставки», – сказал Унлухисарчикли.

Со своей стороны, Давутоглу и Бабаджан не представляют особой проблемы для Эрдогана в плане количества голосов – Партия будущего Давутоглу набирает всего 1-2 процента голосов, – но они привносят в оппозицию значительный опыт работы в правительстве.

По словам Унлухисарчикли, у обоих сохранились связи со многими чиновниками в бюрократическом аппарате, и они могут помочь оппозиции убедить электорат в том, что они способны управлять страной и вывести ее из нынешнего дисфункционального состояния.

Давутоглу первым опубликовал свой план возвращения к парламентской системе. В этом документе он обвинил президентскую систему в создании персонализированной и валюнтаристской администрации, которая стала недоступной для граждан даже тогда, когда их проблемы быстро нарастали.

Он предложил, чтобы президент стал символическим главой государства, лишился возможности править с помощью указов, накладывать вето на законы и утверждать бюджет, и чтобы судебная система стала независимой.

Давутоглу предположил, что Эрдоган, который ввел президентскую систему на референдуме в 2017 году, выигранном с небольшим перевесом, мог бы вернуться к парламентской системе с большинством в две трети голосов в парламенте, или оппозиция будет добиваться этого после выборов.

По его словам, для оппозиции достижение соглашения о восстановлении демократической системы важнее, чем поиск единого кандидата (на пост президента). Так же, по его словам, только за последний год поездок по стране, в ходе которых он встречался с избирателями, он заметил изменения в настроениях даже в бастионах ПСР.

«Значительная часть турецких избирателей покинула ПСР, но не знает, куда идти, – сказала Айдынтасбас. – Давутоглу и Бабаджан, возможно, имеют не слишком много сторонников, но они обращаются к очень важному сообществу – недовольным консерваторам и консервативным курдам, которые больше не доверяют Эрдогану, но беспокоятся о реваншистском возвращении секуляристов. Роль этих двух незаменима».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: