Главная » В мире » Война Эрдогана с процентными ставками делает богатых еще богаче

Война Эрдогана с процентными ставками делает богатых еще богаче

Борьба президента Эрдогана за снижение процентных ставок рискует усилить неравенство в бурно развивающейся экономике Турции и навредить его сторонникам из рабочего класса.

В то время как правительства других стран пытаются сдержать рост цен, пока мировая экономика восстанавливается после пандемии, Эрдоган проводит политику, направленную на снижение процентных ставок. Он считает, что она ускорит рост и поднимет его падающую популярность в преддверии выборов 2023 года.

Все, кто уже преуспел, – от компаний-экспортеров до магнатов в области недвижимости – получают прибыли по мере снижения стоимости заимствований и ослабления лиры. С другой стороны, бешеная инфляция, быстрый рост цен на продукты питания и стремительный рост арендной платы давят на тех, кто находится в самом низу – на традиционную электоральную базу Эрдогана.

В прошлом стимулирование роста турецкой экономики за счет дешевых кредитов – за год до выборов – срабатывало в пользу Эрдогана. Но накапливающиеся последствия такой политики на протяжении многих лет, плюс ущерб, нанесенный ковидом, означают, что потенциальные социальные издержки на этот раз гораздо больше.

Нигде проблемы не видны так отчетливо, как на рынке недвижимости Стамбула. Там инвесторы пользуются преимуществами дешевого кредитования, чтобы приобрести недвижимость в качестве хеджа (страховки) от волатильности лиры.

В некогда сонном стамбульском пригороде Гёктюрк расположены закрытые комплексы зданий, просторные виллы, которые продаются по цене более 1 миллиона долларов. Они теснят скопления самодельных домов, построенных десятилетия назад бедными семьями на невостребованной земле. По мере роста цен на недвижимость в коммерческой столице Турции новые комплексы растут повсюду, вплоть до близлежащего озера и леса.

Зеленый район теперь заполнен модными ресторанами, обслуживающими все более обеспеченную группу населения, в то время как коренные жители с трудом отапливают свои крошечные дома, поскольку стоимость древесины за последний год выросла почти вдвое. Некоторые были вынуждены покинуть свои дома и переехать дальше, после того как застройщики выкупили землю, на которой они ютились.

Отсутствие жилья становится серьезной социальной проблемой. Цены на жилье в Турции выросли на 13,2% в третьем квартале, что является самым высоким показателем в Европе, согласно отчету KPMG, опубликованному в прошлом месяце.

В прошлом году общий уровень бедности достиг самого высокого показателя почти за десятилетие, а пандемия Covid-19 привела к тому, что 1,6 миллиона человек оказались ниже установленного Всемирным банком порога в 5,5 долларов на человека в день, поскольку заработная плата не успевала за ростом цен.

Хасер Фогго, основатель организации Deep Poverty Network, помогающей малообеспеченным людям, говорит, что бедность растет угрожающими темпами, и все большее число семей не в состоянии удовлетворить основные потребности, такие как питание и жилье.

«Я работаю в этой сфере последние 20 лет, – сказал Фогго, – и впервые вижу, как бедность превращается в голод, а люди просят еду».

Именно стремление Эрдогана ускорить рост экономики и повысить свою привлекательность среди избирателей в преддверии выборов 2023 года усугубляет дисбаланс, который грозит ему поражением у избирательной урны. На это указывают экономисты.

Лира, которая обесценилась на 20% по отношению к доллару в 2020 году, в этом году будет снижаться девятый год подряд. Она вернула себе звание самой плохой валюты развивающихся рынков в 2021 году – после того как центральный банк начал цикл резкого снижения ставок в сентябре. В октябре потребительская инфляция ускорилась и приблизилась к 20% из-за резкого роста цен на энергоносители и ослабления лиры.

Даже в то время, когда рынки готовятся к тому, что Федеральная резервная система США начнет сворачивать пандемическое стимулирование, а большинство монетарных властей готовятся к ужесточению политики, руководитель турецкого Центрального банка Сахап Кавчиоглу дал сигнал о предстоящем снижении процентных ставок, руководствуясь неортодоксальным мнением Эрдогана о том, что именно высокие ставки разжигают инфляцию.

Производители и экспортеры процветают в таких условиях, поскольку падение курса национальной валюты резко снизило стоимость рабочей силы внутри страны и сделало турецкую продукцию более конкурентоспособной за рубежом, а более дешевые кредиты позволили компаниям быстро нарастить объемы производства после пандемии. Рост валового внутреннего продукта в 2021 году составит в среднем 8,9%, экономика растет быстрее, чем у большинства аналогичных стран. По прогнозам, в этом году объем экспорта впервые в истории страны превысит 200 млрд долларов.

Однако все это происходит за счет работников, поскольку распределение доходов становится все более неравномерным.

Согласно официальным данным, доля самых низкооплачиваемых работников в ВВП в прошлом году снизилась на 0,3 пункта до 5,9%, в то время как доля самых высокодоходных увеличилась на 1,2% до 47,5%.

Растущее неравенство особенно сильно бьет по молодым людям: уровень безработицы среди молодежи превышает 20%, что почти в два раза выше основного показателя. Коэффициент Джини (показатель неравенства).

«Рост, вызванный кредитным бумом, является проблематичным. Он перегревает экономику, разжигает инфляцию и оказывает давление на валюту, а также не позволяет привлечь высококачественные ресурсы, необходимые для повышения благосостояния, – говорит Гюльдем Атабай, экономист стамбульской компании Global Source Partners. – Ухудшение распределения доходов и плохое управление будут иметь политическую цену».

Эрдоган хорошо осознает этот риск. Он начал свою карьеру в 1990-х годах в качестве мэра Стамбула, создавая свою базу среди местного рабочего класса путем развития инфраструктуры и расширения социальной поддержки. В течение двух десятилетий правящая Партия справедливости и развития (ПСР) руководила Турцией, переживавшей экономический подъем. В 2009 году экономика вступила в десятилетие почти непрерывного роста, который превратил Турцию в крупный развивающийся рынок и промышленную державу.

Но последние несколько лет были неспокойными. Пандемия шла по пятам рецессии 2019 года, которая стоила ПСР контроля над крупными городами. По данным опросов, поддержка Эрдогана и его партии находится на историческом минимуме, хотя сильных соперников пока не появилось.

Однако, пытаясь воссоздать годы бума, Эрдоган тянет турок в разные стороны. В Султанбейли, не имеющем выхода к морю районе на более консервативной азиатской стороне Стамбула, около 70% проголосовали за правящий альянс ПСРПНД на последних всеобщих выборах. Здесь привлекательность Эрдогана не ослабевает.

«Я знаю о проблемах в экономике, но поверьте, я достаточно стар, чтобы помнить времена, когда левые были у власти, – сказал владелец магазина, назвавшийся Юсуфом. – Лучшего кандидата, чем Эрдоган, все равно нет».

Его племянник, 23-летний парень с профессиональным образованием, помогает в магазине, пока ищет работу по специальности.

«Поколению моего дяди посчастливилось сколотить состояние в хорошие годы правления Эрдогана, – говорит он, игнорируя гневные жесты дяди. – Но вот мое поколение становится потерянным из-за политики Эрдогана в последние годы».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: