Главная » В мире » Байден превратил было рубль в щебень: А тот быстро опять стал глыбой

Байден превратил было рубль в щебень: А тот быстро опять стал глыбой

Это обескуражило американцев. Однако некоторые нынешние и бывшие чиновники министерства финансов США, валютные трейдеры и эксперты по санкциям говорят, что восстановление курса рубля не обязательно означает, что экономическое оружие Запада теряет свою силу.

Рубль быстро укрепляется.

Множество карательных санкций вызвало крах российской валюты в течение нескольких недель после начала нашей спецоперации на Украине. Но не прошло и месяца, как рубль резко восстановился, заставив администрацию Байдена и её союзников принять ещё более жесткие меры, чтобы подорвать способность нашей страны финансировать военную спецоперацию.

Российская валюта, которая 23 февраля торговалась на уровне около 84 рублей за доллар, за день до того, как президент Владимир Путин объявил о начале спецоперации, к 7 марта упала примерно на 70 процентов. По состоянию на 30 марта рубль почти вернулся к своему довоенному уровню. Отчасти это связано с тем, что рост цен на нефть и газ — сырьевые товары, которые были явно исключены из первоначальных санкций, — увеличил доходы России от энергоносителей.

«Сильный курс рубля усиливает аргументы тех, кто считает, что нам нужно предпринять более серьезные шаги в области энергетики, — сказала Рэйчел Зиемба, старший научный сотрудник Центра новой американской безопасности. — Это определенно усиливает политическое давление».

Некоторые нынешние и бывшие чиновники министерства финансов США, валютные трейдеры и эксперты по санкциям говорят, что восстановление курса рубля не обязательно означает, что экономическое оружие Запада теряет свою силу. Хотя могут быть причины для ужесточения санкций, возвращение российской валюты в первую очередь отражает экстраординарные шаги, предпринятые центральным банком России, чтобы остановить свободное падение рубля, говорят они. Так что, мол, это не признак улучшения российской экономики.

Тем не менее российские экономические политики отреагировали так, что теперь настала очередь ответить Западу, сказал Дэниел Глейзер, бывший помощник министра финансов по вопросам финансирования терроризма при администрации Обамы. «Очень сложно сохранить санкции на прежнем уровне, потому что цель будет делать что-то, чтобы приспособиться, — сказал Глейзер. — Поэтому я думаю, что важно продолжать оказывать давление, и я думаю, что сохранение давления означает ужесточение санкций».

Заместитель министра финансов США Уолли Адейемо, который на этой неделе путешествует по Европе для встреч со своими коллегами, дал понять, куда движутся западные союзники, заявив во 29 марта, что они планируют ввести новые санкции в отношении большего числа секторов российской экономики, включая её военные цепочки поставок. «Теперь, когда наши действия притупили способность России использовать активы своего центрального банка для поддержки своей экономики и финансирования жестокой путинской войны, мы собираемся сосредоточить наши усилия на том, чтобы преследовать отрасли, которые имеют решающее значение для способности России проецировать власть, покупать военную технику, необходимую для продолжения военных действий, и инвестировать в другие инструменты репрессий, которые являются частью стратегии Кремля», — сказал Адейемо в своем выступлении в Лондоне.

Чиновники администрации Байдена неоднократно указывали на обесценивающуюся валюту как на признак быстрого и разрушительного воздействия западных санкций, которые включали скоординированные усилия по перекрытию доступа России к ее валютным резервам. «В результате этих беспрецедентных санкций рубль почти сразу превратился в руины», — заявил президент Джо Байден в Польше на прошлой неделе.

Байден сталкивался с постоянными призывами республиканцев и президента Украины Владимира Зеленского ужесточить санкции. И хотя восстановление курса рубля может усилить аргумент о том, что США и Европе необходимо предпринять дополнительные меры для прекращения экспорта энергоносителей из России, это не единственные варианты.

Эдвард Фишман, бывший сотрудник Госдепартамента при Обаме, сыгравший центральную роль в разработке санкций после возвращения Крыма в состав России в 2014 году, сказал, что США могут пойти гораздо дальше, в том числе ужесточить уже введенные санкции. Например, США ввели полные блокирующие санкции только в отношении одного из пяти крупнейших банков России и отключили от международной платежной системы SWIFT лишь семь финансовых учреждений. Хотя США нацелились на оборонный и банковский секторы России, они не наложили серьезных ограничений ни на одного из крупных игроков в горнодобывающей и металлургической, транспортной или судоходной отраслях. «Я считаю, что США и Европа заслуживают большой похвалы за солидарность и решимость, которые они продемонстрировали в отношении санкций, — сказал Фишман. — Санкции явно сильно влияют на экономику России. Однако я думаю, что мы немного застопорились. Есть много возможностей для эскалации».

Чиновники казначейства говорят, что не рассматривают рост рубля как признак того, что санкции больше не действуют. Один чиновник указал на ряд шагов, предпринятых центральным банком РФ для ограничения возможности россиян избавляться от своих рублей, включая запрет коммерческим банкам продавать доллары клиентам, запрет российским брокерским фирмам разрешать иностранным клиентам продавать ценные бумаги и долларов россияне могут снять со своих банковских счетов. Всё это приводит к искусственному завышению стоимости рубля, сказал чиновник. «Откат, который мы наблюдаем от его исторической слабости, на самом деле происходит из-за этих экстремальных политических решений, которые были приняты центральным банком, — сказал источник. — Мы не рассматриваем это как демонстрацию какой-либо силы экономических перспектив России».

Что касается рубля, то перспективы для России, считают в Америке, явно зловещие: люди бегут, способствуя тому, что Белый дом называет «утечкой мозгов», и пытаясь вывести свои деньги из страны. Западные предприятия закрывают магазины, и процентные ставки резко выросли. По оценкам экономистов Института международных финансов, ВВП России в этом году может сократиться на 15 процентов.

Западные финансовые санкции и экспортный контроль в сочетании с нежеланием многих компаний вести бизнес в России также чрезвычайно затруднили для России импорт товаров, сказала Зиемба. По её мнению, доход от нефти и газа поступает от контрактов, которые были подписаны несколько месяцев назад, до начала спецоперации. А теперь этот источник финансирования может начать иссякать, если больше компаний решат ввести самосанкции и перестанут покупать российскую нефть.

Но доказательств того, что это произошло, пока нет, заявил в Twitter главный экономист IIF Робин Брукс, опубликовав диаграмму , показывающую, что движение танкеров в российских портах в марте было на уровне предыдущих лет.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: