Главная » В мире » «Ненужный товар» в мире стремительно дорожает. А Россия на этом заработает миллиарды

«Ненужный товар» в мире стремительно дорожает. А Россия на этом заработает миллиарды

Ведущие мировые хедж — фонды в последнее время активно инвести-руют в нефть и нефтепродукты. Еженедельные инвестиции в октябре превышают 40 миллионов баррелей — в частности, такие данные привел аналитик Reuters Джон Кемп на основе статистики европейских и американских бирж. Специально для своих читателей и гостей канала я подготовил пересказ этой статьи с частью собственных комментарий к ней.

Это означает, что финансовые спекулянты склонны считать, что нефть и нефтепродукты в ближайшие месяцы подорожают. Даже, несмотря на то, что уже сегодня цена декабрьских фьючерсов на нефть марки Brent впервые с осени 2018 года достигла отметки $83-85 за баррель.

Это не значит, что хедж — фонды всегда правы: у них есть свои промахи. Однако их рискованный характер предполагает высокую вероятность того, что их прогнозы сбудутся. А снижение цен на нефть в свете их ставок в обозримом будущем практически исключено: более вероятен умеренный или быстрый рост. Кроме того, существуют объективные факторы, которые идут рука об руку с прогнозом цен на нефть.

Для начала, что такое хедж — фонды?

Хедж-фонд — это частный инвестиционный фонд, который объединяет деньги инвесторов и использует их для инвестиций на финансовых рынках.

Хедж-фонд стремится достичь одновременно двух целей: максимизировать доходность своих инвестиций и минимизировать возможные риски.

То есть он стремиться получить прибыль независимо от того, падает или растет рынок.

Способность хедж — фонда зарабатывать деньги обеспечивается за счет стратегий хеджирования, то есть контроля и нейтрализации рисков.

Летом хедж — фонды распродавали нефть, опасаясь новой волны пандемий и скорого возвращения иранской нефти на рынок в рамках восстановле-ния международной ядерной сделки по Ирану. В течение июня и июля хедж-фонды сбросили контракты на 260 миллионов баррелей.

Однако новая волна пандемий пока не разворачивается столь стремительно, а США и Иран не приблизились к разрешению своих разногласий. Вместо этого появился новый и очень серьезный фактор: Европу и Юго-Восточ-ную Азию начал поражать энергетический кризис.

По сути, все это послужило сигналом к тому, что примерно в середине августа хедж — фонды поверили в дальнейший рост цен на нефть. Что касается самих цен, то после колебаний в диапазоне $64-75 за баррель в течение марта-августа, с сентября они действительно пошли вверх.

За полтора месяца хедж — фонды накопили контрактов на сумму около 170 миллионов баррелей — и объем покупок увеличивался с каждой новой неделей. А их чистая длинная позиция (то есть разница между ставками на дальнейший рост и падение цен) в октябре достигла 847 миллионов баррелей, что стало самым высоким показателем с марта.

Длинные позиции в шесть раз превышают короткие. А ставки на понижение цены на Brent в конце сентября упали до самого низкого уровня за два года.

В этом есть смысл. Да, с начала года Brent подорожала в 1,4 раза, а американская WTI уже превысила 80 долларов и котируется на семилетнем максимуме.

Но давайте посмотрим на другие цены, на энергоносители.

Многие, наверное, слышали, что на днях цена на газ на европейских хабах (в частности, на ноябрьские фьючерсы на Title Transfer Facility (TTF) в Нидерландах) достигла 1 940 долларов за тысячу кубометров. Хотя она снизилась почти вдвое с момента обнадеживающего заявления Владимира Путина, гарантировавшего поставки нужного количества голубого топлива, даже это является аномально высоким уровнем.

На пике падения цена на газ была вдвое (!) выше нефтяного паритета (то есть равнялась 5,8 млн BTU или 165 кубометрам газа за баррель нефти). Но после стремительного падения она поднялась до 1 150 долларов США. И перспективы ее дальнейшего падения весьма сомнительны.

Да, спекулянты разогнали цену до двух тысяч долларов. Но есть и реальная проблема — прожорливая Юго-Восточная Азия, которая требует больше газа и готова платить и 1,3 тыс. долларов, и 1,4 тыс. долларов за 1 тыс. кубометров. Катарские, американские и другие газовозы шли и будут идти в основном туда.

Другой реальной проблемой является рекордная цена на уголь в Европе: стоимость угля достигла 20-летнего максимума на фоне кажущегося отсутствия использования угля.

В результате нынешние цены на газ и уголь просто побудят потребителей сжигать мазут, который дешевле даже с учетом экологических налогов. А поскольку будет сжигаться больше мазута, будет покупаться больше нефти. Эксперты полагают, что на рынке будет сжигаться больше нефти — примерно на один-два миллиона баррелей в день.

При этом покупать будут обычную нефть, а не сланцевую, потому что из последней много мазута не получишь.

Конечно, проблема не только в энергетическом кризисе, который уже отразился на ценах на газ и уголь.

Речь идет и об общей инфляции в результате варварской политики Федеральной резервной системы, которая накачала весь мир массой эмитированных долларов. Эта масса лопается в разных направлениях и до сих пор формировала невероятные ценовые пузыри на рынке контейнер-ных перевозок, на рынке продовольствия или на рынке энергоносителей. Эта масса будет продолжать лопаться на разных рынках, вызывая общую инфляцию. Цены на нефть также не останутся в стороне.

Можно также вспомнить недофинансирование энергетического сектора в последние годы, «зеленую» повестку дня, которая часто убивает углеводородные проекты (например, нежелание банков финансировать такие проекты) и так далее.

Наконец, не стоит сбрасывать со счетов и прогнозы относительно довольно холодной зимы в Северном полушарии. Причем эти прогнозы делают не только отдельные климатологи и синоптики, но и, например, эксперты Bloomberg. Конечно, Bloomberg может ошибаться.

Однако недавнее сообщение о том, что площадь арктического морского льда в сентябре этого года составила 4,8 миллиона квадратных километ-ров — на треть больше, чем в сентябре 2012 года (несмотря на крики о глобальном потеплении) — делает эти прогнозы еще более впечатляю-щими.

В результате Goldman Sachs недавно повысил свой прогноз цены на нефть на конец года с 80 до 90 долларов за баррель Brent. Morgan Stanley ожидает $85. Bank of Amrerica ожидает цену в 100 долларов за баррель в первом квартале 2022 года.

Другими словами, умеренного роста ожидают практически все. Но ситуация на рынках угля и газа показала, что все может быть гораздо драматичнее.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: